Как полюбить русский язык

Перспективность и плюсы дистанционного образования всё очевиднее: теперь on-line можно изучать русский язык в начальной школе по высокоэффективной методике, позволяющей решить едва ли не самую сложную задачу – смотивировать ребенка к занятиям…

Открывается дополнительный набор в авторскую Международную дистанционную школу русского языка («Школа Ольги Соболевой» в «Международной школе завтрашнего дня»):

— в первые, вторые и третьи классы (системный курс);
— на курс речевого раскрепощения и развития:
модуль 6 лет (устная речь);
модуль 7-8 лет (устная и письменная речь);
модуль 9-10 лет (устная и письменная речь, включая жанры школьного сочинения и изложения);
— в билингвальный класс (возраст 7-9 лет).

Предваряющая авторская консультация: каждый вечер с 20-ти до 23-х часов; контакты автора: olga@metodika.ru, скайп olga8873, моб.8-960-456-11-74.

Контакт с администратором «Школы Ольги Соболевой», запрос на организационные и финансовые условия: distant.obuchenie@gmail.com, моб.8-929-624-43-48 (Оксана Комарова).

Ближайшая возможность очного общения с автором методики и педагогами «Школы»: образовательное событие в МШЗД 21-22 января (авторский курс для педагогов и родителей «Речевая технология как система»).

Дополнительный набор продлится ровно месяц и завершится 10 февраля 2017 года.

Фрагмент интервью с Ольгой Соболевой о дистанционной школе (полный текст опубликован в Альманахе (это наш новый проект, подробности здесь) http://alternativnoeobrazovanie.ru/izdatielskii_proiekt

Светлана: Вопрос о Вашей авторской дистанционной школе, которая существует уже второй год…

Ольга Леонидовна: На самом деле ей всего только год, она появилась на свет в середине прошлого учебного года. Если бы еще полтора года назад у меня спросили, существует ли нечто подобное в моих планах… Ну, вот что меньше всего было в планах, так это школа…

Светлана: И?.. Что же произошло?..

Ольга Леонидовна: Идея создания школы принадлежит Ольге Анатольевне и Леониду Витальевичу Столярчукам, руководителям «Международной школы завтрашнего дня». Каким-то фантастическим образом Леониду удалось найти некие магические слова, которые развернули мою жизнь… Да, существует теперь такая авторская школа, называется «Международная дистанционная школа русского языка Ольги Соболевой» и представляет собой концептуально самостоятельное содержательное направление в структуре МШЗД (Международной школы завтрашнего дня).

В школе работают три параллельных курса. И, вероятно, со следующего учебного года будет четвертый. Основной, магистральный, курс – это системный курс русского языка для начальной школы: «Русский язык 1-4», де факто в полном соответствии с ФГОС НОО (с существенным опережением, как Вы уже знаете), по авторской методике. Первые, вторые и третьи классы, один четвертый. По официально принятой классификации,  заочная форма обучения.

Светлана: Заочная форма?.. Означает ли это, что дети, которые обучаются в Вашей школе, – одновременно на семейном образовании?

Ольга Леонидовна: В большинстве своем да, но не только. Есть также дети из частных и очных семейных школ и даже дети из самых обычных государственных школ, которые берут наш ресурс именно как дополнительное образование. Всё просто. Мамы хотят, чтобы дети любили и знали русский язык – как язык и как школьный предмет, получали радость и удовольствие от уроков, открывали дома учебники в предчувствии чего-то хорошего… Не наоборот. Приходят, чтобы решить проблему с грамотностью, речевые проблемы. Приходят ради компенсаторного ресурса наших книг, он очень мощный. Ради развития – в широком смысле слова.

Светлана: Это разве возможно, если дети параллельно выполняют в обычных школах обычные упражнения?

Ольга Леонидовна: Гораздо сложнее, Вы правы, но возможно. Я думаю, что это немножко чудо. Понимаете, в нашей школе две фишки. Можно об этом расскажу, не дожидаясь Вашего вопроса? А потом уже назову остальные два курса… Одна фишка – это сама методика, наши книги. Это понятно. Но есть вторая фишка, о которой знают не все, и она ничуть не менее важна. Это наши невероятные педагоги. С большим позитивным опытом работы по этой методике, и в этих учебниках как рыбы в воде. Из разных городов и стран, как и наши маленькие ученики… В этом одно из преимуществ дистанционного образования.

Светлана: А дети не только из России?..

Без преувеличения, со всего мира. И из Китая, и с Кипра, и с острова Бали, и из Франции, и из Лондона… Из Австрии, Украины, Беларуси… Вместе с тем из Ростова, Сочи, Набережных Челнов, Краснодарского края… Но больше всего из Москвы и Московской области. Удивительное в психологическом отношении явление – виртуальный класс… И удивительное ощущение у маленького ученика в таком классе: он знает, осознает, что дети, которых он видит (именно видит!) на экране своего компьютера, находятся в разных точках планеты, но в то же время они смотрят в эту минуту на одну картинку, играют в одну игру и слушают одного волшебного педагога.

Светлана: Как необычно! А педагоги — из каких городов?

Ольга Леонидовна: Из Москвы, из Нижнего Новгорода, Татарстана, Новосибирской области, даже из Австрии. И из государственных, и из семейных школ… Очень разные, по-разному, разными путями пришедшие в методику, и вместе с тем – команда. На редкость профессиональная. Объективности ради должна сказать, что наши педагоги очень опытны именно в методике, в том, что касается наших учебных книг. Но они приходят в школу без какого-либо опыта в дистанционном обучении, в виртуальных уроках, и учатся этому от урока к уроку, от темы к теме, постепенно совершенствуя процесс.

 Светлана: Какие же параллельные курсы, кроме системного для начальной школы, ведут такие педагоги?

Ольга Леонидовна: С этого учебного года введен специальный, по особой технологии, «Курс речевого раскрепощения и развития», с основным акцентом на речевое творчество. Именно в такой последовательности: речь сначала нужно раскрепостить, высвободить речевой ресурс, помочь ребенку в обретении речевой свободы, а затем развивать и совершенствовать. Кстати, часть детей в нашей школе посещает виртуальные уроки сразу на двух курсах: системном и речевом.

Светлана: Но ведь, насколько я знаю, речевое развитие очень ярко представлено и в Вашем системном курсе. Видимо, в речевом курсе это происходит как-то иначе? Еще более мощно? Кому в первую очередь он адресован?

Ольга Леонидовна: Вы правы, здесь всё по-другому. А в отношении адресации… С одной стороны, речевой курс актуален как компенсаторный: для детей с проблемами и трудностями речевого развития. Это своего рода «речевой шейпинг» – с любящим, заботливым тренером. А с другой стороны, такой курс нужен детям с особыми задатками сочинительства, одаренным в речевом творчестве.

Светлана: А это тоже происходит по классам? Есть какое-то деление внутри курса? Если да, то по какому принципу?

Ольга Леонидовна: Работают три модуля, соотносимые (что для нас редко и нетипично) с возрастным моментом. Первый модуль – для шестилетних деток, это технология раскрепощения и развития устной речи. Только устной, всё направлено на это. Второй модуль – это 7-8 лет, и здесь уже устная и письменная речь, в том числе перевод устного высказывания в письменное. Сочинительство, самовыражение в устной и письменной речи. Третий модуль – для детей 9-ти-10-ти лет… Большое место отводится, в частности, формированию образной речи, речевой метафоре, инициации непроизвольной, естественной образности речи…Каждый из трех модулей рассчитан пока на один год, но пролонгация возможна и, более того, вполне вероятна. Эффект спирали…

Светлана: А правда, что родители, которые глубоко занимаются с детьми по Вашей методике, ощущают на себе изменения в речи? В своей собственной речи, я имею в виду.

Ольга Леонидовна: Это естественно. По-другому и быть не может. Но Вы очень точно сформулировали, Светлана. «Если занимаются с детьми глубоко». Это захватывающе интересно и, кроме того, очень позитивно влияет на взаимопонимание между взрослыми и детьми, на их отношения.  Углубляются не только речевые процессы – глубже и доверительнее становятся отношения… О третьем курсе рассказывать?.. Он тоже «открылся» только с этого учебного года.

Светлана: На этот раз догадываюсь я. Отчасти потому, что Вы упомянули о педагоге из Австрии… Курс билингвальный?

Ольга Леонидовна: Вы угадали, это русский для детей-билингвов. Курс ведет совершенно фантастический педагог, очень глубокий человек и настоящий профессионал. Татьяна Хоффбауэр владеет моей методикой (дважды проходила обучение: в Нюрнберге и в Каринтии, работает по методике шестой год) и при этом имеет большой опыт обучения русскому билингвальных детей, живущих за пределами России. Татьяна – руководитель самой большой русской школы в Австрии и одновременно работает в своей школе как педагог, в том числе с младшими школьниками.

Возможно, со следующего учебного года в школе появится еще один курс, четвертый, но поскольку для себя, внутренне, еще не приняла этого до конца, пусть сохранится интрига. Не будем забегать вперед. Но будем при этом ощущать динамику и развитие… Авторская школа – в развитии.

Светлана: Когда говоришь о школе, невольно напрашивается вопрос об успехах детей. В чем они измеряются? И измеряются ли?

Ольга Леонидовна: Я это слово («успехи») понимаю в самом что ни на есть широком смысле. А Вы?

Светлана: Я тоже.

Ольга Леонидовна: Да? Потому что успехи – это не только речь и грамотность, не только владение понятийным аппаратом, но и отношение к русскому языку, самооценка ребенка, его эмоциональное состояние, здоровье, личностный рост… Во всяком случае в школе именно такие ориентиры и цели, на них настроен процесс. Это наш первый полный учебный год, и измерения пока еще впереди. Сейчас самое важное, чтобы и дети, и родители, и педагоги были полностью включены на процесс, чтобы он (процесс) менялся, углублялся, совершенствовался, чтобы родители учились экстраполировать методику на свои домашние занятия, учились избавляться от привычной зависимости — зависимости от формального оценивания, учились заменять измерения – наблюдением и чувствованием. Учились через совместное проживание материала и совместное творчество ощущать успехи своих детей.

При этом с чувством авторского удовлетворения должна отметить, что дети, которые учатся по этим учебникам на СО или в школах, не имеющих лицензии, и соответственно аттестуются в других школах, к которым формально прикреплены, – сдают аттестации более чем успешно. И в обычных государственных школах, и по Битнеру, и где угодно. Это так по факту, много лет, и меня это радует, конечно же.

 Светлана: А в «Школе Ольги Соболевой» идут аттестации как таковые?

Ольга Леонидовна: Да, по системному курсу идут. Но они другие – как учебники другие, методика другая… Если говорить о количестве, то один раз в триместр, то есть три раза в течение учебного года. А если об их характере… Понимаете, они авторские, я разрабатываю их сама, а проверяют наши педагоги, ведущие уроки. В этих аттестационных работах – всё по методике: вариативность, мягкость, мощные развивающие моменты, сказочность. И даже то, что в учебниках не могло осуществиться: аудио-составляющая. Главная функция и одновременно цель этих аттестаций – отнюдь не контроль…

Светлана: А что тогда?..

Ольга Леонидовна: Наше понимание происходящего с ребенком и возможность для педагогов корректировать свои педагогические действия, в зависимости ото того, что покажет аттестация. Иногда проводим их он-лайн, непосредственно на виртуальном уроке.

  Светлана: А документы? Для кого-то и даже для многих это важно.  

Ольга Леонидовна:  «Международная школа завтрашнего дня» имеет соответствующую лицензию, мы по уставу – часть этой школы, и начиная с этого учебного года будут выдаваться документы (табель успеваемости по русскому языку) за каждый класс: с указанием, что ребенок освоил программу такого-то класса и по этому предмету переведен в следующий класс с такой-то оценкой. Первоклассникам оценка проставляться не будет: документ удостоверит только сам факт освоения программы и перевода в следующий класс. Есть юридические подробности, но с вопросами на эту тему правильно будет обратиться к руководству МШЗД, лучше всего – непосредственно к Ольге Анатольевне Столярчук. Я же только обращаю внимание Ваших читателей на существенный момент: аттестоваться по остальным предметам можно в Международной школе завтрашнего дня, где есть большой дистанционный факультет. Можно и в других школах. Спектр возможностей в этом смысле достаточно большой, хотя многие родители не подозревают об этом. (О некоторых нюансах могу рассказать и я, если «постучаться» ко мне в скайпе.)

 Светлана: Ольга Леонидовна, Вы так рассказываете о школе, что некоторые родители, послушав внимательно это интервью, могут принять решение… Можно ли начать обучение в Вашей школе, не дожидаясь сентября?   

Ольга Леонидовна: Да. В принципе с любого дня, и на самом деле это непрекращающийся процесс: дети приходят. В середине учебного года, в середине триместра… Нередко это дети, которые уже учились по нашим учебникам – просто с мамой. Бывает и по-другому: приходят дети, никогда наших книг не видевшие. Это примерно как приехать в другую страну, языка которой ты не знаешь, но где всё устроено словно специально для тебя. Язык впитывается, правила игры «присваиваются», как это может происходить только в детском возрасте – за счет эффекта погружения и эмпатии. В данный момент разработана специальная авторская программа… Ее цель –  помочь детям, которые придут со второго полугодия учебного года, адекватно и комфортно войти в образовательный процесс. Первый шаг родителей, которые решили (или еще не решили, но думают на эту тему), – прийти на авторскую консультацию, то есть ко мне.  Особенно благоприятная ситуация складывается сейчас в этом отношении в первых классах: первоклассники как раз на пороге «Радуги речи». Период обучения грамоте в завершении…

Светлана: А можно ли учиться в Вашей школе, не посещая виртуальных уроков?

   Ольга Леонидовна: Да, причем такой вариант имел место с первого дня существования школы. Родители могут заниматься с ребенком в семье, получая, по мере возникновения вопросов, консультации у автора и участвуя в наших аттестациях. Документы будут выданы по суммарным результатам трех аттестаций, проходивших в данном учебном году, с учетом ведущей роли последней аттестации.

Светлана: А виртуальные уроки? Насколько они меняют ситуацию? 

Ольга Леонидовна: Волшебным образом.   Это ключи. Вы идете по этим учебникам, словно по сказочному дому с множеством комнат, а виртуальные уроки – открывают, распахивают перед вами двери одну за другой. Дверь открыта, и можно входить в комнату. А в ней всё освещено, всё отчетливо видно, и все волшебные предметы вас слушаются. «Вас» в данном случае – это маму и ребенка. Наши виртуальные уроки – они ведь и для мамы тоже. Для ребенка это урок, а для мамы – мастер-класс. Мама берет из него особые приемы, формы работы, язык общения с ребенком – и экстраполирует всё это на свое домашнее образовательное пространство. Кроме того, это некий вектор, задающий направление… Когда вы занимаетесь с ребенком сами, есть риск возникновения некой аморфности. Нужно на что-то опереться, в самом хорошем смысле слова зацепиться за что-то. Где эти точки? Как выстроить путь, организовать пространство… И вот эти виртуальные уроки – они как вешки.  Понимаете? Вот это, кажется, очень удачный образ! Это такие вешки, и вы идете, и вам есть, на что ориентироваться. Светлана, перед началом интервью Вы высказали продуктивную идею – о том, что можно приложить видеофайл, уже существующий. Так вот, такой файл с подробным рассказом о наших уроках я однажды записала. Он небольшой, на 16 с половиной минут. Об уроках в самом деле еще многое имеет смысл сказать, и всё важно… Но  раз есть такой файл, да еще видео… Отдаю его Вам, и мы опять идем дальше. Да?.. А те, кому по-настоящему интересна тема виртуального урока, смогут послушать… Вот ссылка:

            «Метод и виртуальные уроки». Видеорассказ Ольги Соболевой  

                                      https://youtu.be/aMHZhZ35eEc 

 

Светлана:  Спасибо за файл, очень ценно! Но, независимо от него, скажите, а уроки идут раз в неделю? Не лишком ли это редко?

Ольга Леонидовна: Это тот минимальный вариант, при котором система дистанционного обучения русскому языку по нашей методике – работает. Она работает. Однако уже есть прецеденты в нескольких классах, когда родители сами инициировали увеличение количества уроков – до двух в неделю. В общем положении о деятельности школы такая возможность заложена.

Светлана: Один урок или два – меняется ли что-то для ребенка? Принципиально, я имею в виду?.. 

 

Ольга Леонидовна: Два урока в неделю нужны не для того, чтобы быстрее пройти материал, больше успеть, больше сделать, то есть не ради количественного фактора, а ради качества процесса. Виртуальные уроки инициируют определенный процесс, очень важный, позитивный. Мы «запускаем» процесс! Но шесть дней перерыва – это много, и к концу этого перерыва процесс начинает «загасать». А его нужно поддерживать. Как костер, который горит, понимаете?.. Подбрасывать волшебные щепочки. Если перерыв слишком большой и процесс загасает, то на следующем уроке, в первые минутки, его приходится снова мощно инициировать. На это уходит часть энергии педагога, часть «вброса». На самом деле желательно, чтобы перерыв между виртуальными «всплесками»  не превышал трех-четырех дней. Тогда процесс идет эффективнее, более мощно. Психологически и эмоционально, а значит, и методически. И, соответственно, динамика другая. Вот поэтому уроки-ключи два раза в неделю – это лучше.

Светлана: А мне кажется, что и два урока мало. Можно ли больше?

Ольга Леонидовна: Можно и больше. Но тогда это уже другая форма обучения. Формально по-прежнему заочная, а де факто – другая. Потому что ИЗМЕНЯЮТСЯ РОЛИ. А это уже качественно другое. Со следующего учебного года такие классы (по крайней мере первые и вторые) тоже появятся в нашей школе.

 Светлана: Не совсем поняла, Ольга Леонидовна. А что значит «изменятся роли»?  Заинтриговали…

Ольга Леонидовна: Просто не успела пояснить… Если говорить о большем количестве уроков (от трех в неделю), меняется соотношение ролей «учитель» и «мама». При одном и даже при двух уроках в неделю между этими уроками необходим взрослый человек, практик семейного образования, который удерживает эту ткань – мама, как правило (в редких случаях репетитор). То есть мама в этом случае – не просто мама, а второй педагог. Если же мы сделаем хотя бы три урока, мама может в этом смысле почти расслабиться. Потому что де факто это уже другой тип класса, а значит, и другая форма образования. Просто особого названия у нее нет, но это и неважно. При трех уроках в неделю и более мама-педагог уже не нужна, и ее ответственность (в этом смысле!) почти полностью уходит. Оптимальный вариант – четыре урока, но три – уже «переломный» и приемлемый.

Светлана: То есть, если будет запрос на такой необычный тип класса, в Вашей школе это с будущего года станет возможно? Замечательная новость! Многих это по-настоящему обрадует! Можно я тогда выскажу свою мысль, которая у меня по ходу нашей беседы родилась?

Ольга Леонидовна: Да, но она может вызвать мою мысль, и так бесконечно… Я Вас слушаю, Светлана. Очень рада, что у нас получается такой живой разговор. Итак?

Светлана: Вот Вы говорите про мастер-класс для мамочек. Это как нельзя более актуально в семейном образовании! Но семейное образование – лишь небольшая часть огромного пространства, которое называют альтернативным образованием. Очень многие мамы не хотят брать на себя занятия с ребенком. И тенденция такова, что таких родителей всё больше. Они хотят три качественных, эффективных урока в неделю – и всё. При этом ваша методика востребована невероятно. То есть они хотя эти три урока именно по этой методике… Но так, чтобы их собственное время затрачивалось при этом минимально…

Ольга Леонидовна: Я поняла. Неожиданный поворот в нашем разговоре. В каком-то смысле и в альтернативном образовании тоже. Можно зайду издалека? Я вообще думаю, что неплохо, если и у детей тоже будут минимальные затраты по времени  –  не в том, что относится к речевому  творчеству, а на овладение грамотным письмом, видами грамматического анализа и тому подобными вещами. Так вот, дорогие мамы, (обращаюсь сейчас непосредственно к вашим читателям, Светлана) в этой методике и, что немаловажно, в самой программе заявлен принцип, который должен в таком случае вам понравиться: «принцип экономичной подачи практического материала». Он был заявлен изначально – еще в то время, когда программа работала в обычных государственных школах, а сводится к тому, что даже сложную орфограмму можно отдать ребенку не за 20 упражнений, а за два. В свое время, когда учебники проходили экспертизу на предмет присвоения грифа, это получилось только за счет сумасшедших, до неправдоподобия высоких результатов. И открываю Вам секрет, эти результаты были получены без тетрадочек, их вообще не было, только по учебникам, где 2-3 упражнения, не больше, на каждое правило.

Светлана: То есть дети не писали?

Ольга Леонидовна: Нет, почему? Писали, конечно же. Много писали! Но набирали объем написанного за счет творческих работ, а не за счет упражнений с пропущенными буквами. Как раз на этом экономили много детского времени и еще больше детских нервов. Другими словами, мы брали не отработкой, не количеством, не потраченным (на отработку навыка) временем…

Светлана: А каких тетрадочек не было?

Ольга Леонидовна: Я имела в виду, что дети учились без наших тетрадочек, которые называются «Волшебные черновички». Это наши тетрадки на печатной основе, которые меня позже убедили сделать – как дополнительный ресурс, как особый модуль, в котором реализован «принцип избыточности», но это уже о другом… Об этом на семинарах, если там встретимся. Так что можно! Можно брать качеством, а не количеством и реально экономить самое драгоценное, что есть (разве что кроме здоровья) – это время. Время в детстве на порядок дороже нашего собственного. Ну а возвращаясь к предыдущей теме, – да, за три урока в неделю в нашей дистанционной школе можно научить детей русскому языку – при минимальных затратах родительского времени. При четырех уроках – практически вообще без подобных затрат как таковых. Хотя при этом может потеряться кое-что важное. Не в обучении или развитии ребенка, а в другом… В возможностях углубления взаимопонимания и контакта с детьми. Но тут… Всё из той же области: «… иметь или не иметь». Хотя иногда такой вопрос не стоит: бывает и так, что обстоятельства не оставляют выбора, потому что у мамы, самой любящей и самой заботливой на свете, действительно нет времени.  Его нет и всё.

Светлана: Бывает и другая причина, я с ней неоднократно сталкивалась… Нежелание смешивать роль мамы и роль учительницы.

Ольга Леонидовна: А вот это «не про наш случай». Эти учебники дают возможность избежать подобной проблемы: мама не учит ребенка, а учится вместе с ним, оставаясь тем самым «по эту сторону баррикады». Мама в данной ситуации, если делает всё правильно и «по методике», не воспринимается (и не должна восприниматься!) ребенком как учитель. Настоящий учитель остается в книжном пространстве, это герой, волшебный персонаж, а никак не мама. Помощник учителя-волшебника – виртуальный педагог, который ведет уроки «на гугле». А мама, скорее всего, – почти одноклассник. Точнее, одноклассница. J Мама, которую в детстве так не учили, вместе с ребенком пытается разобраться (и получается!) в метафорах и алгоритмах Мудрейкина. Она не демонстрируют функцию контроля, не проверяет, не принуждает, а помогает. Не всегда, а только иногда – по ситуации. Ребенок, в свою очередь, помогает маме, и они как бы дополняют друг друга, проживая вместе удивительные часы занятий с волшебным педагогом из книжки…

 Светлана: Кому всё-таки легче? Ребенку или маме?..

Ольга Леонидовна: В чем-то ребенку, поскольку материал учебника сделан как бы «по кодам» его восприятия и «под его мышление». В этом его сила (учебника и ребенка). А в чем-то маме, поскольку у нее богаче речевой опыт и опыт познавательной деятельности. Больше слов, больше информации, сильнее логика и анализ. Таким образом, мама и ребенок не противостоят друг другу, а напротив, друг друга дополняют, и этот процесс захватывает обоих. Потому что это удивительный, очень сближающий, взаимообогащающий и способный принести глубокую радость процесс. При условии, конечно, что у вас (у мамы!) получится расслабиться и она поможет то же самое сделать ребенку.

Интервью взяла Светлана Марзеева

Конец фрагмента. Напоминаю, полный текст опубликован в Альманахе http://alternativnoeobrazovanie.ru/izdatielskii_proiekt

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика